Посольство России в КНДР

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телеканалу НТВ по итогам участия в Международной конференции по сирийскому урегулированию «Женева-2», г.Монтрё (Швейцария)

26 января, 2014

Вопрос: Часть сирийской оппозиции все более радикализируется, речь уже идет о жестком боевом исламизме. Вызывают ли тревогу у Вас эти тенденции? Следует ли привлекать к переговорному процессу эту наиболее радикально настроенную часть оппозиции?

С.В.Лавров: Думаю, с террористами никаких разговоров быть не может. Переговоры с ними по принципиальным соображениям мы отказываемся вести и другим не советуем. Это не только наша озабоченность тем, что экстремисты и террористы все больше и больше «заказывают музыку» в различных регионах Сирии, но и мнение всей «Группы восьми».

В июне 2013 г. на саммите в Лох-Эрне в Северной Ирландии никто иной, как тогдашний председатель «восьмерки» Д.Кэмерон предложил, и все другие участники, в том числе и Президент России В.В.Путин, его поддержали, записать в итоговой декларации призыв к правительству и оппозиции объединиться и искоренить терроризм в САР. Эта задача, безусловно, становится все более приоритетной, учитывая масштабы террористической угрозы, которые она приобрела внутри Сирии и уже выплескивается в Ирак. Там хозяйничают и совершают теракты бандиты из так называемого Исламского государства Ирак и Леванта.

Наша цель состоит в том, чтобы как можно скорее достичь некоего политического согласия между правительством и вменяемой, светской, патриотической оппозицией и параллельно с политическим урегулированием помочь им объединиться для борьбы с этими террористами. Я не вижу места в переговорном процессе для таких структур, как «Джабхат ан-Нусра», Исламское государство Ирак и Леванта и других отпочкований «Аль-Каиды».

У нас много вопросов к недавно созданной структуре под названием Исламский фронт, в которую входят две-три организации непосредственно причастные к резне в районе Адры. Очень сложно представить ту или иную структуру, способной быть партнером в мирных переговорах. Между Исламским фронтом, «Джабхат ан-Нусра», Исламским государством Ирак и Леванта происходит переток боевиков как в сообщающихся сосудах: кто больше платит, туда они и переходят. Заявлять, что с боевиком можно разговаривать, как только он перешел в Исламский фронт, – это от лукавого.

Важно, чтобы политический процесс сопровождался объединением здоровых сил, которые думают о своей родине, а не о создании халифата на Ближнем Востоке или на Севере Африки, чтобы их объединить самыми разными способами и помочь им бороться с терроризмом. Это задача для всего региона и для всего мира.

Вопрос: Состоявшуюся 22 января с.г. в Монтрё конференцию Вы назвали церемониальной, возложив надежду на межсирийские переговоры. Ясно, что и там крупных прорывов не будет. Но каковы должны быть те мелкие, крохотные шаги, на которые стоит надеяться?

С.В.Лавров: Я уже говорил, что, прежде всего, это пошаговое решение гуманитарных вопросов: доставка помощи, разблокирование тех населенных пунктов, которые на сегодня окружены либо силами правительства, либо силами оппозиции, в идеале, конечно, обмен пленными. Это все будет укреплять доверие и сказываться на атмосфере, которая присутствует на переговорах в Женеве. Дальше загадывать очень трудно, ситуация тяжелейшая, позиции поляризованы, эмоции на пределе. Надеюсь, тот факт, что на встрече 22 января удалось выплеснуть эмоции, позволит более по-деловому вести межсирийский диалог.

РАЗДЕЛЫ

МИД В СОЦСЕТЯХ

НОВОСТИ