Посольство России в КНДР

О РОССИЙСКОЙ ПОЗИЦИИ ПО ВОПРОСУ О ПОСТРОЕНИИ ГЛОБАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ

(из выступления Министра иностранных дел России С. В. Лаврова на 51-й мюнхенской конференции по вопросам  политики безопасности,
 Мюнхен, 7 февраля 2015 года
)

Конструкция стабильности, опирающаяся на Устав ООН и хельсинкские принципы, давно подорвана действиями США и их союзников в подвергшейся бомбардировкам Югославии,  Ираке, Ливии, расширением НАТО на Восток, созданием новых разделительных линий в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке и в мире в целом. Проект построения «общеевропейского дома» не состоялся именно потому, что страны Запада руководствовались не интересами возведения открытой архитектуры безопасности при взаимном уважении интересов, а иллюзиями и убеждениями победителей в «холодной войне». Торжественно взятые в рамках ОБСЕ и Совета Россия-НАТО (СРН) обязательства не обеспечивать собственную безопасность за счет безопасности других остались на бумаге, а на практике были проигнорированы.

Проблема ПРО – яркое свидетельство мощного деструктивного влияния односторонних шагов в сфере военного строительства вразрез с законными интересами других государств. Российские предложения о совместной работе на противоракетном направлении были отвергнуты. Взамен России советовали подключиться к созданию американской глобальной ПРО, которая несет в себе реальные риски для российских сил ядерного сдерживания.

Любое действие, подрывающее стратегическую стабильность, неизбежно влечет за собой ответные меры. Тем самым наносится долгосрочный ущерб всей системе международных договоров в области контроля над вооружениями, жизнеспособность которых напрямую зависит от фактора ПРО.

Начало этому деструктивному процессу положили США, выйдя в 2002 году из Договора по ПРО, на протяжении трех десятилетий служившего фундаментом стратегической стабильности. Выход из Договора был связан с планом развертывания в Европе «третьего позиционного района» стратегической ПРО США, элементы которой Вашингтон намеревался разместить в Польше и Чехии. Впоследствии «третий позиционный район» был заменен на «поэтапный адаптивный подход» в области ПРО, который, по сути, стал продолжением линии, взятой США еще с момента их одностороннего выхода из Договора по ПРО. По мере совершенствования противоракетных технологий и развертывания новых противоракетных средств в Румынии, Польше и в морских акваториях европейского региона эти построения становятся все более опасными, напрямую затрагивая российские интересы.

Дестабилизирующее воздействие американской ПРО распространяется и на другие районы. Начав с Европы, США стремятся втянуть в построение региональных «сегментов» глобальной ПРО все больше участников. В Азиатско-Тихоокеанском регионе в соответствующую работу Вашингтоном уже вовлечены Япония и Австралия. Усиливается нажим на Республику Корея, где планируется разместить американские противоракетные комплексы THAAD.

В информационном обеспечении ПРО США участвует РЛС на территории Израиля, совместно с которым американские компании разрабатывают новые огневые средства. Странам Персидского залива поставляются новые противоракетные вооружения.

Одновременно усиливается группировка стратегических противоракет GBI на континентальной территории США, прорабатываются планы ее дальнейшего наращивания. Идет совершенствование информационных, в том числе космических, систем, реализуется развернутая программа испытаний огневых средств ПРО. Морскую группировку ПРО составят порядка 40 боевых кораблей с сотнями ракет-перехватчиков.

Развертываемые сегодня Вашингтоном и его союзниками в различных регионах мира противоракетные системы ни в коем случае не являются локальными и сугубо оборонительными, как это пытаются порой представить. Они – неотъемлемые составные части глобального американского проекта, цель которого – обеспечить США неуязвимость, а значит – полную возможность угрожать тем, кто в чем-то не согласен с Вашингтоном и отказывается следовать проложенным им курсом.

Другим дестабилизирующим фактором стал отказ США и других членов НАТО ратифицировать Соглашение об адаптации ДОВСЕ, что и похоронило этот договор.

При этом Вашингтон всюду пытается перевести стрелки на Россию. Общеизвестны  действия США, противоречащие Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Например, в рамках создания глобальной ПРО Вашингтон развернул широкомасштабную программу создания ракет-мишеней с характеристиками, аналогичными или близкими к запрещенным ДРСМД наземным баллистическим ракетам. Под договорное определение крылатых ракет средней дальности наземного базирования подпадают широко применяемые США ударные беспилотники. Прямо запрещены Договором пусковые установки противоракет, которые вскоре будут развернуты в Румынии и Польше, поскольку из них могут запускаться и крылатые ракеты средней дальности. Отказываясь признавать эти факты, США утверждают о наличии у них неких «обоснованных» претензий к России применительно к ДРСМД, но старательно избегают конкретики.

Имеет место кульминация проводившегося Западом в течение последних 25 лет курса на сохранение любыми средствами своего доминирования в мировых делах, на захват геополитического пространства в Европе. От стран СНГ, наших ближайших соседей, связанных с нами столетиями в экономическом, гуманитарном историческом, культурном и даже в семейном плане, требовали сделать выбор – «либо с Западом, либо против Запада».

Не выдержало испытания на прочность стратегическое партнерство России и Европейского союза, который предпочел конфронтационный путь развитию механизмов взаимополезного взаимодействия. В этой связи обращает на себя внимание упущенная возможность реализовать выдвинутую Канцлером Гемании А.Меркель в июне 2010 года в Мезеберге инициативу создания комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности на уровне министров иностранных дел. Россия поддержала эту идею, но Евросоюз ее отверг. Если бы такой механизм постоянного диалога был создан, он позволял бы более оперативно и эффективно решать проблемы и заблаговременно снимать взаимные озабоченности.

Мы по-прежнему убеждены, что весь комплекс проблем было бы намного легче решать, если бы главные политические силы мира договорились о стратегических ориентирах своих взаимоотношений.

Россия давно предлагает приступить к строительству единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока, опирающегося на принципы равной и неделимой безопасности, которое охватывало бы как членов интеграционных союзов, так и не входящие в них страны. Особую актуальность имеет создание надежных механизмов взаимодействия между ЕАЭС и ЕС.

В год 40-летия Хельсинкского Заключительного акта и 25-летия Парижской хартии Россия выступает за то, чтобы наполнить эти документы реальной жизнью, не допустить подмены закрепленных в них принципов, обеспечить стабильность и процветание на всем евроатлантическом пространстве на основе подлинного равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга.

Сейчас необходимо вновь подтвердить хельсинские принципы и договариваться о новой системе безопасности, в которой было бы уютно всем странам мира. 

РАЗДЕЛЫ

МИД В СОЦСЕТЯХ