Посольство России в КНДР

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова программе «Вести в субботу с Сергеем Брилевым»

25 января 2014

С.В.Лавров: Мы не можем брать на себя всю ответственность за то, что происходит. Работаем совместно с американцами, с ооновцами. Нам помогают и три других постоянных члена Совета Безопасности - Китай, Франция и Великобритания, - и арабские страны в той степени, в которой они влияют на оппозицию. Безусловно, российско-американская инициатива послужила катализатором всех этих усилий, потому что до того, как она была выдвинута, ситуация шла вразнос. Но российско-американский дуэт, твердо высказавшись за необходимость созыва такой конференции, показал готовность мобилизовать всех наших партнеров на поддержку этой инициативы. В итоге удалось собрать тех, кто приехал в Монтрё. Хотя я уже говорил, что это далеко не весь спектр сирийского общества, это только первый шаг. Предстоит еще расширять этот диалог, чтобы процесс был по-настоящему представительным.

Тот факт, что с момента выдвижения российско-американской инициативы 7 мая 2013 г. прошло более 8 месяцев, говорит о том, что даже при наличии политической воли Москвы и Вашингтона все равно дела идут не очень быстро, не так быстро, как хотелось бы.

Вопрос: Здесь, в Монтрё, Дж.Керри повторил ритуальное: "Асад должен уйти, а там будем говорить". Меня очень привлекли его слова, сказанные в Париже на недавней встрече с Вами, когда он высказался за сохранение сирийской армии и правительства. По-моему, раньше никогда из уст американцев это не звучало. Есть теория, что они настолько укололись на этом деле в Ираке, что теперь говорят правильные вещи.

Если посмотреть на позицию ведущих держав, России и США, - в чем компромисс? Б.Асад должен уйти, коалиционное правительство остаться? Или Б.Асад должен остаться, а коалиционное правительство уйти? Вот Вы к чему сирийцев подталкиваете?

С.В.Лавров: Мы подталкиваем сирийцев к тому, чтобы они сами договорились. Это может звучать достаточно наивно, но на самом деле другого пути нет.

На стороны можно влиять, можно побуждать их к тому, чтобы они сидели за столом переговоров, не «отбывали» номер, а по-настоящему искали какие-то компромиссы. Невозможно положить на стол некую схему, типа «пункт 1 - кто-то уходит, а пункт 2 - кто-то приходит». Это социальная инженерия, которая нигде ничем хорошим не оборачивалась.

Вы упомянули Ирак, можно привести ряд других примеров, в том числе и в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Но проблема целостности и состоятельности сирийского государства волнует всех, причем волнует давно. В Женевском коммюнике ничего не говорится о том, что кто-то должен уйти, в нем говорится о необходимости для самих сирийцев согласовать на основе общеприемлемый состав и параметры переходного периода. И там же подчеркнуто, что при этом необходимо сохранить институты сирийского общества, включая армию и службы безопасности.

Эта тема - не просто фигура речи. Все говорят о том, что если просто ставить задачу смены режима, как некоторые пытаются делать, то Сирию ждет хаос. Там и так достаточно хаоса. Но это может быть просто обвальным развитием событий, чего никто не хочет. Все понимают, что порядок нужно поддерживать, и для этого других методов, кроме как сохранение действующих институтов, не существует.

Вопрос: Упоминались ли в беседах с Вашими европейскими партнёрами «на полях» международной конференции по Сирии в Монтрё события на Украине?

С.В.Лавров: В Монтрё у меня была подробнейшая беседа с Высоким представителем ЕС по внешней политике К.Эштон. Состоялся разговор на эту тему с Министром иностранных дел Италии Э.Бонино. Мы также затронули этот вопрос с Госсекретарем США Дж.Керри. Я почувствовал гораздо большее понимание опасности заигрывания с оппозицией только ради того, чтобы оказать ей поддержку против действующих властей, чем когда все это месяц назад начиналось на Майдане. Мои собеседники также выразили живой и, я бы сказал, озабоченный интерес к тому, чтобы помочь успокоить ситуацию, поскольку сделать это могут только украинцы. Очень важно, чтобы извне не звучали какие-то призывы, которые оппозиция и особенно орудующие вовсю боевики воспринимали как поощрение и действовали, как бы опираясь на мнение европейского сообщества.

РАЗДЕЛЫ

МИД В СОЦСЕТЯХ